Региональное
законодательство


Алтайский край

Амурская область

Архангельская область

Астраханская область

Башкортостан республика

Белгородская область

Брянская область

Бурятия

Владимирская область

Волгоградская область

Вологодская область

Воронежская область

Дагестан республика

Еврейская АО

Забайкальский край

Ивановская область

Ингушетия

Иркутская область

Кабардино-Балкарская республика

Кавказские Минеральные воды

Калининградская область

Калининградскя область

Калмыкия

Калужская область

Камчатский край

Карачаево-Черкесская республика

Карелия

Кемеровская область

Кировская область

Коми республика

Костромская область

Краснодарский край

Красноярский край

Курганская область

Курская область

Ленинградская область

Липецкая область

Магаданская область

Марий Эл республика

Мордовия

Московская область

Мурманская область

Ненецкий АО

Нижегородская обл. (райцентры)

Нижегородская область

Новгородская область

Новосибирская область

Омская область

Оренбургская область

Орловская область

Пензенская область

Пермский край

Пермский край (райцентры)

Приморский край

Псковская область

Ростовская область

Рязанская область

Самарская область

Саратовская область

Сахалинская область

Свердловская область

Северная Осетия - Алания

Смоленская область

Ставропольский край

Тамбовская область

Татарстан

Тверская область

Томская область

Тульская область

Тыва

Тюменская область

Удмуртская республика

Ульяновская область

Хабаровский край

Хакасия республика

Ханты-Мансийский АО

Челябинская область

Чеченская республика

Чувашская республика

Чукотский АО

Якутия (Саха)

Ямало-Ненецкий АО

Ярославская область

Законы
Постановления
Распоряжения
Определения
Решения
Положения
Приказы
Все документы
Указы
Уставы
Протесты
Представления


www.regionz.ru / Нижегородская область

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД Именем Российской Федерации РЕШЕНИЕ от 24.03.2010 г. по делу N 3-37/10


НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 24 марта 2010 г. по делу № 3-37/10

24.03.2010 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего судьи - Дороднова Г.И.
при секретаре судебного заседания - З.
с участием прокурора - Котеевой М.Г.
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению М. к Законодательному Собранию Нижегородской области о признании в части Закона Нижегородской области от 28.06.2002 года № 31-З "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" противоречащим федеральному законодательству, принципам международного и российского права,

установила:

М. обратился в суд с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству, нормам и принципам международного и российского права Закона Нижегородской области от 28.06.2002 года № 31-З "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" в части:
1.1. узости (неполноты) его нормативно-правовой основы;
1.2. отсутствия сущности, задач и принципов организации и деятельности назначаемого Законодательным Собранием Нижегородской области представителя общественности, которыми он должен руководствоваться при осуществлении полномочий члена ККС, а также во внеслужебных отношениях;
1.3. отсутствия указания на статус назначаемого Законодательным Собранием Нижегородской области представителя общественности в ККС, как публичного должностного лица;
1.4. отсутствия предусмотренных нормами международного и российского права ограничений и запретов для назначаемого Законодательным Собранием Нижегородской области представителя общественности в ККС, как публичного должностного лица;
1.5. отсутствия механизма сущностного подбора претендентов, исключающего саму возможность "проникновения" лиц, не отвечающих высоким стандартам "судьи над судьями", лиц, занимающихся функциональной деятельностью "нотариуса" или "адвоката", а также отсутствия механизма добровольного принятия лицом, дающим согласие на его назначение Законодательным Собранием Нижегородской области в качестве представителя общественности в ККС, как публичного должностного лица, ограничений и запретов, предусмотренных нормами международного и российского права;
1.6. подмены принципа подотчетности назначаемого Законодательным Собранием Нижегородской области представителя общественности в ККС, принципом информирования, со всеми вытекающими из принципа подотчетности требованиями, контролем и ответственностью, в том числе, и механизма досрочного прекращения полномочий;
1.7. отсутствия антикоррупционной направленности, указывая, что Законодательное Собрание Нижегородской области приняло Закон от 28.06.2002 г. № 31-З "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" (Опубликован в издании "Нижегородские новости" № 125 (2579), 10.07.2002), ("Правовая среда", № 26(424), 10.07.2002).
Законом от 15.09.2003 г. № 78-З в п. 1 ст. 2 Закона от 28.06.2002 г. № 31-З "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" были внесены изменения. (Опубликован в издании "Нижегородские новости" № 175 (2867), 24.09.2003), (Правовая среда", № 37 (483), 24.09.2003).
Противоречия Федеральному закону от 14 марта 2002 г. № 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" начались с принятия Законодательным органом Постановления "О принятии Закона Нижегородской области "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" от 13 июня 2002 г. № 91-III, поскольку и само "Постановление", и "Закон" приняты "В целях исполнения пункта 7 статьи 11 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в РФ".
Видимо хотели исполнить требования части 3 п. 6 ст. 11 ФЗ от 14 марта 2002 г. № 30-ФЗ, возложившей обязанность назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей на Законодательный орган, т.к. в п. 7 речь идет о судьях, а не о представителях общественности. Налицо не та юридическая основа принятия оспариваемого Закона.
Более того, в противоречие собственного Постановления "В целях исполнения пункта 7...". и в противоречие с требованиями части 3 п. 6 ст. 11 ФЗ от 14.03.2002 г. № 30-ФЗ, определившей, что назначение представителей общественности в ККС осуществляется "...в порядке, определяемом законами и иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации", в ст. 1 оспариваемого Закона содержится фраза, что "В соответствии с Федеральным законом от 14 марта 2002 г. № 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" Законодательное Собрание Нижегородской области назначает членами Квалификационной коллеги судей семь представителей общественности". В то время как назначать-то представителей Законодательный орган должен в соответствии с порядком, определенным своим законом, а не федеральным.
Узость юридической основы при принятии оспариваемого Закона - только исполнение пункта 7 ст. 11, подтверждается также и тем, что количество представителей, указанное в ст. 1 оспариваемого Закона, взято из п. 4 ст. 11 ФЗ от 14 марта 2002 г., требования к представителям, изложенные в п. 1 ст. 2 оспариваемого Закона, взяты из ч. 1 п. 8 ст. 11 ФЗ от 14 марта 2002 г., а основания досрочного прекращения полномочий, изложенные в подпунктах 2 и 3 п. 2 ст. 7 оспариваемого Закона, взяты из ч. 4 п. 8 ст. 11 ФЗ от 14 марта 2002 г. Более того, в постановлениях Законодательного органа о назначении представителей Квалификационной коллегии судей ссылка делается уже на всю ст. 11 ФЗ от 14 марта 2002 г. (см. Постановление ЗС НО от 29.03.2007 г. N 475-IV).
По мнению М. оспариваемый Закон противоречит не только букве, но и сущности, и принципиальным положениям ФЗ от 14 марта 2002 г. "Об органах судейского сообщества в РФ". Так, в оспариваемом Законе отсутствует упоминание о задачах, которые в соответствии со ст. 4 вышеуказанного Закона поставлены перед Квалификационной коллегией судей и которые должен решать назначаемый Законодательным органом представитель, и, в частности, "утверждение авторитета судебной власти, обеспечение выполнения судьями требований, предъявляемых Кодексом судейской этики".
В оспариваемом Законе также отсутствует упоминание о принципах организации и деятельности, которыми в соответствие со ст. 5 ФЗ от 14 марта 2002 г. должна руководствоваться Квалификационная коллегия судей и которыми должен будет руководствоваться назначаемый Законодательным органом представитель, и, в частности, неукоснительное соблюдение "принципов независимости судей и невмешательства в судебную деятельность".
Закрепленный в п. 2 ст. 5 ФЗ от 14 марта 2002 г. № 30-ФЗ принцип подотчетности членов ККС "органам их избравшим", в оспариваемом Законе (п. 2 ст. 2) подменен принципом информирования, что далеко не одно и то же.
"Подотчетность" с неизбежностью предполагает и контроль за поведением назначаемого представителя, и ответственность представителя перед Законодательным органом, да и политическую ответственность самого Законодательного органа перед судьями и народом за поведение назначаемого представителя. Простое "информирование" ведет к бесконтрольности и безответственности.
Более того, в оспариваемом Законе даже отсутствует норма, закрепленная в п. 8 ст. 11 ФЗ от 14 марта 2002 г. № 30-ФЗ, которая прямо направлена на регулирование поведения именно представителя общественности о том, что "Представитель общественности... в квалификационной коллегии судей при осуществлении полномочий члена квалификационной коллегии судей, а также во внеслужебных отношениях должны избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти или вызвать сомнения в объективности, справедливости и беспристрастности указанных представителей".
Оспариваемый Закон Нижегородской области от 28.06.2002 г. № 31-З "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" в действующей редакции противоречит международным принципам и нормам международного права, а также российскому федеральному законодательству.
Так, Конвенция ООН против коррупции от 31.10.2003 г. (ст. 2 "термины"), определяет, что "публичное должностное лицо" означает:
а) любое назначаемое или избираемое лицо, занимающее какую-либо должность в законодательном, исполнительном, административном или судебном органе Государства-участника на постоянной или временной основе, за плату или без оплаты труда, независимо от уровня должности этого лица;
б) любое другое лицо, выполняющее какую-либо публичную функцию...".
Согласно ст. 1 Положения о порядке работы Квалификационных коллегий судей (утв. Высшей квалификационной коллегией судей РФ 22 марта 2007 г.), "Квалификационная коллегия судей является органом судейского сообщества, наделенным государственно-властными полномочиями, в целях выполнения задач, установленных федеральными конституционными законами и федеральными законами", что соответствует п. 18 ст. 7 ФЗ "О противодействии коррупции"; "18) передача части функций государственных органов саморегулируемым организациям, а также иным внегосударственным организациям;".
В этой связи, любой член ККС, в том числе и представитель от общественности, независимо от того, избран он или назначен, на постоянной или временной основе, за плату или без оплаты, выполняет публичную функцию и является публичным должностным лицом.
Однако такой статус публичного должностного лица, у назначаемого Законодательным органом представителя общественности в квалификационную коллегию судей в оспариваемом Законе, вопреки Конвенции ООН и п. 18 ст. 7 ФЗ "О противодействии коррупции", юридически не установлен.
В международном праве, и в российском законодательстве содержатся определяющие правила поведения публичных должностных лиц.
Так, статья 8 Конвенции ООН (Кодексы поведения публичных должностных лиц) закрепляет, что "1. В целях борьбы с коррупцией каждое Государство-участник поощряет, среди прочего, неподкупность, честность и ответственность своих публичных должностных лиц в соответствии с основополагающими принципами своей правовой системы.
В частности, каждое Государство-участник стремится применять, в рамках своих институциональных и правовых систем, кодексы или стандарты поведения для правильного, добросовестного и надлежащего выполнения публичных функций...
Каждое Государство-участник стремится, в надлежащих случаях и в соответствии с основополагающими принципами своего внутреннего законодательства, устанавливать меры и системы, обязывающие публичных должностных лиц представлять соответствующим органам декларации, среди прочего, о внеслужебной деятельности, занятиях, инвестициях, активах и о существенных дарах или выгодах, в связи с которыми может возникать коллизия интересов в отношении их функций в качестве публичных должностных лиц".
В п. "е" ст. 12 Конвенции ООН против коррупции от 31.10.2003 г. записано: "е) предупреждение возникновения коллизии интересов путем установления ограничений, в надлежащих случаях и на разумный срок, в отношении профессиональной деятельности бывших публичных должностных лиц или в отношении работы публичных должностных лиц в частном секторе после их выхода в отставку или на пенсию, когда такая деятельность или работа прямо связаны с функциями, которые такие публичные должностные выполняли в период их нахождения в должности или за выполнением которых они осуществляли надзор;".

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: в пункте 2 статьи 17 Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ "О государственной гражданской службе российской федерации" подпункт 5 отсутствует.

В российском законодательстве также содержатся требования, предъявляемые к привлеченным к государственной должности лицам, в том числе и к членам Квалификационной коллегии судей от общественности, как осуществляющим публичные функции, которые обязаны: "соблюдать ограничения, выполнять обязательства и требования к служебному поведению, не нарушать запреты, которые установлены настоящим Федеральным законом (подпункт 11 пункт 1 ст. 15 ФЗ от 27.07.2004 г. № 79-ФЗ) и другими федеральными законами"; "принимать меры по предотвращению конфликтов интересов" (подпункт 12 пункта 1 ст. 15, ст. 19 этого же Закона), не имеют права "быть поверенным или представителем по делам третьих лиц в государственном органе", (подпункт 5 пункт 2 ст. 17 этого же закона).
Более того, п. 3 ст. 17 этого же Закона устанавливает, что гражданин в течение двух лет после прекращения исполнения функций по государственной должности не вправе "выполнять работу на условиях гражданско-правового договора в организациях, если отдельные функции государственного управления данными организациями непосредственно входили в его должностные обязанности;".
М. утверждает, что гражданин, назначаемый от общественности Законодательным органом, не только в период нахождения членом Квалификационной коллегии судей, но и в течение двух лет после прекращения исполнения функций по государственной должности - члена Квалификационной коллегии судей (публичное должностное лицо) не вправе "быть поверенным или представителем по делам третьих лиц на условиях гражданско-правового договора" в судебных органах.
Все эти ограничения, установленные нормами международного и российского права, отсутствуют в оспариваемом Законе, т.е. оспариваемый Закон противоречит вышеизложенным нормам.
По мнению М. сущность Квалификационной коллегии судей, наделенной государственно-властными полномочиями по отношению к судьям - носителям судебной власти в РФ состоит в осуществлении такой публичной функции как "судьи над судьями".
Для временного осуществления публичной функции "судьи над судьями", занимающего государственную должность, законодатель предусмотрел привлечение в орган, наделенный государственно-властными полномочиями, представителей общественности, используя такой же метод, как и при привлечении к осуществлению правосудия заседателей.
Согласно п. 1 ст. 13 Положения о порядке работы Квалификационных коллегий судей "Члены квалификационной коллегии судей имеют равные права и исполняют равные обязанности, возложенные на них федеральным законодательством и настоящим Положением".
Поэтому член Квалификационной коллегии судей от общественности, на весь период назначения привлечен к государственной должности судьи - носителя судебной власти, и по своим функциональным обязанностям также является "судьей над судьями", и вследствие этого, охватывается, как и заседатели, "собирательным" термином "судья". В этой связи, положения ст. 51 ГПК РФ и ст. 60 АПК РФ о запрете представительства, полностью распространяются и на члена Квалификационной коллегии судей - представителя общественности.
При этом, член Квалификационной коллегии судей от общественности должен не только реализовывать свои права, но и исполнять обязанности публичного должностного лица, а также нести ответственность.
За вынесение заведомо неправосудного решения арбитражный заседатель несет ответственность по ст. 305 УК РФ, как судья. За вмешательство в какой бы то ни было форме в конкретную деятельность суда и члены Квалификационной коллегии судей - представители общественности должны нести ответственность по ст. 285 УК РФ, а при наличии цели воспрепятствования осуществлению правосудия - по ст. 294 УК РФ.
Вышеприведенная ответственность полностью согласуется с международными принципами и международным правом (см. Конвенцию ООН против коррупции статья 19. Злоупотребление служебным положением).
Федеральный закон от 25.12.2008 г. № 273-ФЗ "О противодействии коррупции" дает нормативное определение: "1) коррупция:
а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами;
б) совершение деяний, указанных в подпункте "а" настоящего пункта, от имени или в интересах юридического лица".
Однако в оспариваемом Законе об ответственности назначаемого Законодательным органом представителя общественности в Квалификационную коллегию судей нет и речи, за исключением ничем не обеспеченной возможности досрочного прекращения полномочий.
Судьи, адвокаты и даже заседатели (временно привлеченные к осуществлению публичных функций должностного лица) принимают присягу, клянутся честно и добросовестно исполнять свои обязанности по долгу и совести.
Так в пункте 4.2. "Бангалорских принципов поведения судей" записано: "4.2. Постоянное внимание со стороны общественности налагает на судью обязанность принять на себя ряд ограничений; и, несмотря на то, что рядовому гражданину эти ограничения могли бы показаться обременительными, судья принимает их добровольно и охотно. В частности, поведение судьи должно соответствовать высокому статусу его должности".
Член Квалификационной коллегии судей по выполняемой публичной функции является "судьей над судьями". Его поведение несомненно "должно соответствовать высокому статусу его должности" и он должен еще при подаче заявления о согласии на назначение в Квалификационную коллегию судей (подпункт 3 пункта 3 ст. 3 Закона от 28.06.2002 г. № 31-З), как и судья, "принять на себя ряд ограничений; и, несмотря на то, что рядовому гражданину эти ограничения могли бы показаться обременительными, принять их добровольно и охотно".
Однако из-за противоречия оспариваемого Закона международным нормам и требованиям российского законодательства, о которых указано выше, вопрос о регулировании принятия на себя лицом, назначаемым членом Квалификационной коллегии судей, ограничений не возникает. В реальности остается ничем не ограниченное и бесконтрольное поведение члена Квалификационной коллегии судей, назначаемого Законодательным Собранием Нижегородской области.
Принятие несоответствующего нормам международного и российского права оспариваемого Закона, неосновательные отписки и нежелание Законодательного органа приводить оспариваемый Закон в соответствие с нормами международного и российского права, а также подача настоящего заявления, неоднократные судебные разбирательства, привели к значительным потерям времени.
Поэтому М. просит также на основании ст. ст. 98, 99 ГПК РФ возместить расходы по уплате госпошлины, компенсацию за потерю времени в разумных пределах.
В судебном заседании М. конкретизировал свои требования и заявил, что по п. 1 резолютивной части заявления - не соответствует ч. 3 п. 6 ст. 11 ФЗ от 14.03.2002 № 30-Ф3 "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации"; п. 1.1 - ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации"; ч. 1.2 - ст. ст. 4, 5, 8 ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", ст. 10 Закона РФ от 26.06.1992 г. № 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации"; п. 1.3 - ст. 2 "Термины" Конвенции ООН о борьбе с коррупцией, ФЗ от 27.07.2004 г. № 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации"; п. 1.4 - п. 8 ст. 11 ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", п.п. 11 п. 1 ст. 15, п.п. 12 п. 1 ст. 15, п.п. 5 п. 2 ст. 17, ст. 19 ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", ст. 10 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации", п. 18 ст. 7 ФЗ от 25.12.2008 г. № 273-Ф3 "О противодействии коррупции"; п. 1.5 - п. 6, п. 8 ст. 11 ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации"; п. 1.6 - п. 2 ст. 5 ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации"; п. 1.7 - п. 4 ст. 5 ФЗ "О противодействии коррупции".
Представитель Законодательного Собрания Нижегородской области - Л. с заявлением М. не согласилась, указала, что заявитель как основание противоречия Закона области федеральному законодательству указывает на узость (неполноту) нормативно-правовой базы оспариваемого Закона области, выразившейся в том, что в Постановлении Законодательного области от 13 июня 2002 года № 91-III "О принятии Закона Нижегородской области "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" в качестве основания принятия указанного Закона сделана ссылка на пункт 7 статьи 11 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", а необходимо было сделать ссылку на пункт 6 статьи 11 указанного Федерального закона, предусматривающей назначение представителей общественности в квалификационную коллегию судей субъекта Российской Федерации.
Заявитель не оспаривает Постановление Законодательного Собрания Нижегородской области от 13 июня 2002 года № 91-III "О принятии Закона Нижегородской области "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области", а оспаривает нормы самого Закона области. Однако Закон области по указанному основанию не противоречит федеральному законодательству, поскольку принят в соответствии со статьей 11 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", предусматривающей порядок назначения представителей общественности в квалификационные коллегии судей субъекта Российской Федерации законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации.
Заявитель как основание противоречия Закона области федеральному законодательству и нормам международного права указывает на отсутствие в оспариваемом Законе области сущности, задач, принципов организации и деятельности представителя общественности квалификационной коллегии судей Нижегородской области. По его мнению отсутствие в оспариваемом Законе области сущности, задач и принципов организации и деятельности представителя общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области противоречит статье 1 Кодекса судейской этики, статье 10 Закона Российской Федерации от 26.06.1992 № 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации", Федеральному закону от 27.07.2004 № 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", подпункту "и" статьи 2 Международной конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 года.
С данным утверждением нельзя согласиться по следующим основаниям.
Кодекс судейской этики, утвержденный VI Всероссийским съездом судей 2 декабря 2004 года, не является нормативным правовым актом, поскольку распространяется только на судей Российской Федерации, а не на неограниченный круг лиц.
Представитель общественности в квалификационной коллегии судей не является судьей, поскольку не наделен в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие, и исполняет свои обязанности не на профессиональной основе.
Статья 10 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" закрепляет принцип невмешательства в деятельность судьи по осуществлению правосудия и распространяется только на судей.
Представитель общественности в квалификационной коллегии судей является представителем общественности в органе судейского сообщества, назначенный в целях демократизации судейского сообщества.
По указанным основаниям Закон области не противоречит федеральному законодательству.
Федеральный закон от 27.07.2004 № 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" регулирует правовые отношения, связанные со статусом государственного гражданского служащего.
Согласно статье 3 указанного Федерального закона государственная гражданская служба Российской Федерации - вид государственной службы, представляющий собой профессиональную служебную деятельность граждан Российской Федерации на должностях государственной гражданской службы Российской Федерации по обеспечению полномочий федеральных государственных органов, государственных органов субъектов Российской Федерации, лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации и лиц, замещающих государственные должности субъектов Российской Федерации.
Представитель общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области не осуществляет профессиональную служебную деятельность на должностях федеральной государственной гражданской службы и на должностях государственной гражданской службы Нижегородской области, а также на государственных должностях Нижегородской области.
Представитель общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области не включен в Реестр должностей федеральной государственной гражданской службы, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 31.12.2005 № 1574 и Реестр государственных должностей Нижегородской области и должностей государственной гражданской службы Нижегородской области, утвержденный Законом Нижегородской области от 30.12.2005 № 225-З.
Таким образом, по вышеуказанным обстоятельствам Закон области не противоречит федеральному законодательству.
В статье 2 Конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 года дается понятие "публичного должностного лица". По мнению заявителя представитель общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области является публичным должностным лицом, и в Законе области законодатель должен был установить статус должностного лица.
Однако с данным утверждением нельзя согласиться по следующим основаниям.
Понятие должностного лица предусмотрено нормами федерального законодательства.
Применительно к нормам уголовного законодательства должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации (статья 285 УК РФ).
Административное законодательство под должностным лицом понимает лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации (статья 2.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).
Федеральный закон от 02.05.2006 г. № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" рассматривает должностное лицо как лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственном органе или органе местного самоуправления.
Таким образом, должностное лицо - это лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее одну из функций:
1) представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него;
2) организационно-распорядительную, например, руководство коллективом, расстановка и подбор кадров, организация труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий;
3) административно-хозяйственную, например, управление и распоряжение имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организаций и учреждений, воинских частей и подразделений, принятие решений о начислении заработной платы, премии, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и др.
Представитель общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области не выполняет ни одну из вышеперечисленных функций, следовательно, не является должностным лицом.
По указанным основаниям отсутствие в оспариваемом Законе области установления статуса представителя общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области как должностного лица не противоречит нормам международного и российского законодательства.
Заявитель полагает, что оспариваемый Закон области противоречит пункту 18 статьи 7 и пункту 4 статьи 5 Федерального закона "О противодействии коррупции", статьям 15 и 19 Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", указывает на отсутствие в оспариваемом Законе области ограничений и запретов, аналогичных запретам, установленным для государственных гражданских служащих.
Статьи 15 и 19 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" устанавливают обязанности гражданского служащего и урегулирование конфликта интересов на гражданской службе...

]]>
Пунктом 2 данного отзыва уже изложена позиция Законодательного Собрания Нижегородской области о нераспространении норм Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" на статус представителя общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области.
Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ "О противодействии коррупции" устанавливает основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения коррупции и борьбы с ней, минимизацию и (или) ликвидацию последствий коррупционных правонарушений.
Предметом правового регулирования оспариваемого Закона области являются правоотношения, связанные с порядком назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области, а не правоотношения в сфере противодействия коррупции.
Правоотношения в сфере противодействия коррупции регулируются Законом Нижегородской области от 07.03.2008 № 20-З "О противодействии коррупции в Нижегородской области".
По указанным основаниям Закон области не противоречит федеральному законодательству.
По мнению заявителя, оспариваемый Закон области противоречит пункту 8 статьи 11 Федерального закона "Об органах судейского сообщества", поскольку в нем отсутствуют требования к представителю общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области, а именно "представитель общественности в квалификационной коллегии судей при осуществлении полномочий члена квалификационной коллегии судей, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти или вызвать сомнения в объективности, справедливости и беспристрастности указанного представителя". Однако, по нашему мнению, отсутствие правовой нормы, изложенной в федеральном законе, в законе субъекта, не является противоречием закона субъекта Российской Федерации федеральному законодательству, поскольку федеральный закон имеет большую юридическую силу, и его нормы о статусе представителя общественности в квалификационной коллегии судей полностью распространяются на представителя общественности, назначенного Законодательным Собранием области в квалификационную коллегию судей Нижегородской области.
В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 06.10.1999 № 184-ФЗ "Об общих принципах организации и деятельности законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" полномочия органов государственной власти субъекта Российской Федерации регулируются Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта Российской Федерации.
Статья 5 указанного Федерального закона предусматривает основные полномочия законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации.
Подпункт "в" части 1 указанной статьи предусматривает, что законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации помимо основных полномочий, предусмотренных настоящей статьей, осуществляет и иные полномочия, предусмотренные Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта Российской Федерации.
Следовательно, Законодательное Собрание Нижегородской области, как законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации, осуществляет только те полномочия, которые предусмотрены Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта Российской Федерации.
Пунктом 6 статьи 11 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" предусмотрено, что представители общественности в квалификационной коллегии судей субъекта Российской Федерации назначаются законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации в порядке, определенном законами и иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации.
Следовательно, федеральный законодатель указанным Федеральным законом передал полномочие субъектам Российской Федерации только по установлению порядка назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей.
Иные вопросы, как то установление задач и принципов деятельности органов судейского сообщества, установление статуса членов квалификационной коллегии судей субъекта Российской Федерации (в том числе, и представителей общественности), порядок досрочного отзыва, требования к служебному и внеслужебному поведению, регулируются Федеральным законом "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", и не относятся к компетенции субъекта Российской Федерации.
Статус квалификационных коллегий судей, в том числе и квалификационных коллегий судей субъекта Российской Федерации, устанавливается Федеральным законом "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", который наделяет их широкими полномочиями в отношении судей в части назначения, оценки профессиональной деятельности и наложения взысканий, что предполагает самостоятельность квалификационных коллегий судей, их независимость. Для обеспечения самостоятельности квалификационных коллегий судей федеральный законодатель предусмотрел механизм их формирования, в том числе определенные требования и ограничения в отношении членов квалификационных коллегий судей. В состав квалификационных коллегий судей федеральный законодатель включил представителей общественности, лиц, не наделенных государственно-властными полномочиями, которые не выполняют функции представителей органов государственной власти, что является также гарантией самостоятельности указанных органов судейского сообщества. Требования к лицам, которые могут быть представителями общественности в квалификационной коллегии судей субъекта Российской Федерации установлены пунктом 8 статьи 11 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации".
Частью 1 и 3 статьи 3 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" предусмотрено, что органы судейского сообщества формируются и действуют в соответствии с федеральными конституционными законами и федеральными законами для выражения интересов судей как носителей судебной власти. Деятельность органов судейского сообщества регулируется актами (регламентами, положениями), принимаемыми этими актами. Квалификационные коллегии судей осуществляют свою деятельность в соответствии с положением о порядке работы квалификационной коллегии судей, утверждаемым Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации (часть 3 статьи 14 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации").
Деятельность квалификационной коллегии судей Нижегородской области регулируется Положением о порядке работы квалификационной коллегии судей, утвержденным Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации 22 марта 2007 года. Таким образом, заявителем М. оспаривается Закон области по тем основаниям, что в нем отсутствуют положения, регулирование которых находится в компетенции федерального законодателя.
Предмет правового регулирования оспариваемого Закона области заключается в установлении порядка назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области. Само наименование Закона области свидетельствует о том, что региональный законодатель в пределах своей компетенции установил только порядок назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области.
Регулирование иных правоотношений, которые указаны в заявлении М., не входят в компетенцию Законодательного Собрания Нижегородской области.
Заявитель М. также просит взыскать компенсацию за потерю времени в разумных пределах на основании статьи 99 ГПК Российской Федерации. Потеря времени, по его мнению, заключается в том, что им затрачено время по написанию запросов в Законодательное Собрание Нижегородской области, на участие в судебных заседаниях по оспариванию Закона области.
Представитель Законодательного Собрания Нижегородской области считает, что заявленное требование удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.
Статья 99 ГПК Российской Федерации предусматривает возможность взыскания судом компенсации со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, в пользу другой стороны за фактическую потерю времени. Заявитель М. просит взыскать с Законодательного Собрания области компенсацию за потерю времени при наличии обстоятельств (время, затраченное на переписку с Законодательным Собранием и время, затраченное на участие в судебных заседаниях), которые не предусмотрены статьей 99 ГПК Российской Федерации.
Заявитель не представил в судебном заседании доказательств, которые бы свидетельствовали о недобросовестности Законодательного Собрания в заявлении спора против требований М., либо о систематическом противодействии правильному и быстрому рассмотрению и разрешению дела.
Изучив материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора Котеевой М.Г. полагавшей, что заявление М. подлежит удовлетворению в части, судебная коллегия приходит к следующему.
Согласно ст. 3 ФЗ от 14.03.2002 г. № 30-Ф3 "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" органы судейского сообщества формируются и действуют в соответствии с федеральными конституционными законами и федеральными законами для выражения интересов судей как носителей судебной власти.
Органами судейского сообщества в Российской Федерации являются: Всероссийский съезд судей; конференции судей субъектов Российской Федерации; Совет судей Российской Федерации; советы судей субъектов Российской Федерации; общие собрания судей судов; Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации; квалификационные коллегии судей субъектов Российской Федерации.
Деятельность органов судейского сообщества регулируется актами (регламентами, положениями), принимаемыми этими органами.
Постановлением Законодательного Собрания Нижегородской области от 13.06.2002 г. № 91-III "О принятии Закона Нижегородской области "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" принят Закон Нижегородской области от 28.06.2002 г. № 31-З "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" (л.д. 14 - 17). Данный Закон опубликован в газете "Нижегородские новости" № 125 (2579), 10.07.2002 года ("Правовая среда", № 26 (424), 10.07.2002). Законом Нижегородской области от 15.09.2003 г. № 78-З в п. 1 ст. 2 Закона от 28.06.2002 г. № 31-З "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" (опубликован в газете "Нижегородские новости" № 175 (2867), 24.09.2003), ("Правовая среда" № 37 (483), 24.09.2003).
М. как основание противоречия Закона области федеральному законодательству указывает на узость (неполноту) нормативно-правовой базы оспариваемого Закона области, выразившейся в том, что в постановлении Законодательного Собрания Нижегородской области от 13 июня 2002 года № 91-III "О принятии Закона Нижегородской области "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" в качестве основания принятия указанного Закона сделана ссылка на пункт 7 статьи 11 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", а необходимо было сделать ссылку на пункт 6 статьи 11 указанного Федерального закона, предусматривающей назначение представителей общественности в квалификационные коллегии судей субъекта Российской Федерации.
Между тем установлено, что заявитель не оспаривает Постановление Законодательного Собрания Нижегородской области от 13 июня 2002 года № 91-III "О принятии Закона Нижегородской области "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области", а оспаривает нормы самого Закона области. Сам же Закон области принят в соответствии со статьей 11 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", предусматривающей порядок назначения представителей общественности в квалификационные коллегии судей субъекта Российской Федерации законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации. Поэтому Закон Нижегородской области "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" по указанному основанию не противоречит федеральному законодательству.
Заявитель М. как основание противоречия Закона области федеральному законодательству и нормам международного права указывает на отсутствие в оспариваемом Законе области сущности, задач, принципов организации и деятельности представителя общественности квалификационной коллегии судей Нижегородской области. По его мнению отсутствие в оспариваемом Законе области сущности, задач и принципов организации и деятельности представителя общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области противоречит статье 1 Кодекса судейской этики, статье 10 Закона Российской Федерации от 26.06.1992 № 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации", Федеральному закону от 27.07.2004 № 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", подпункту "и" статьи 2 Международной конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 года.
С данным утверждением также нельзя согласиться по следующим основаниям.
Кодекс судейской этики, утвержденный VI Всероссийским съездом судей 2 декабря 2004 года, не является нормативным правовым актом, поскольку распространяется только на судей Российской Федерации, а не на неограниченный круг лиц.
Представитель общественности в квалификационной коллегии судей не является судьей, поскольку не наделен в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие, и исполняет свои обязанности не на профессиональной основе.
Статья 10 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" закрепляет принцип невмешательства в деятельность судьи по осуществлению правосудия и распространяется только на судей.
Представитель общественности в квалификационной коллегии судей является представителем общественности в органе судейского сообщества, назначенный в целях демократизации судейского сообщества.
По указанным основаниям Закон области не противоречит федеральному законодательству.
Из анализа Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" следует, что он регулирует правовые отношения, связанные со статусом государственного гражданского служащего.
Согласно статье 3 указанного Федерального закона государственная гражданская служба Российской Федерации - вид государственной службы, представляющий собой профессиональную служебную деятельность граждан Российской Федерации на должностях государственной гражданской службы Российской Федерации по обеспечению полномочий федеральных государственных органов, государственных органов субъектов Российской Федерации, лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации и лиц, замещающих государственные должности субъектов Российской Федерации.
Представитель общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области не осуществляет профессиональную служебную деятельность на должностях федеральной государственной гражданской службы и на должностях государственной гражданской службы Нижегородской области, а также на государственных должностях Нижегородской области.
Представитель общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области не включен в Реестр должностей федеральной государственной гражданской службы, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 31.12.2005 № 1574 и Реестр государственных должностей Нижегородской области и должностей государственной гражданской службы Нижегородской области, утвержденный Законом Нижегородской области от 30.12.2005 № 225-З.
Таким образом, по вышеуказанным обстоятельствам Закон области не противоречит федеральному законодательству.
В статье 2 Конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 года дается понятие "публичного должностного лица". По мнению заявителя представитель общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области является публичным должностным лицом, и в Законе области законодатель должен был установить статус должностного лица.
Однако с данным утверждением нельзя согласиться по следующим основаниям.
Понятие должностного лица предусмотрено нормами федерального законодательства.
Применительно к нормам уголовного законодательства должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации (статья 285 УК РФ).
Административное законодательство под должностным лицом понимает лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации (статья 2.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).
Федеральный закон от 02.05.2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" рассматривает должностное лицо как лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственном органе или органе местного самоуправления.
Таким образом, должностное лицо - это лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее одну из функций:
1) представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него;
2) организационно-распорядительную, например, руководство коллективом, расстановка и подбор кадров, организация труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий;
3) административно-хозяйственную, например, управление и распоряжение имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организаций и учреждений, воинских частей и подразделений, принятие решений о начислении заработной платы, премии, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и др.
Представитель общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области не выполняет ни одну из вышеперечисленных функций, следовательно, не является должностным лицом.
По указанным основаниям отсутствие в оспариваемом Законе области установления статуса представителя общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области как должностного лица не противоречит нормам международного и российского законодательства.
Заявитель полагает, что оспариваемый Закон области противоречит пункту 18 статьи 7 и пункту 4 статьи 5 Федерального закона "О противодействии коррупции", статьям 15 и 19 Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", указывает на отсутствие в оспариваемом Законе области ограничений и запретов, аналогичных запретам, установленным для государственных гражданских служащих.
Статьи 15 и 19 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" устанавливают обязанности гражданского служащего и урегулирование конфликта интересов на гражданской службе... Как установлено выше, нормы Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" на статус представителя общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области распространены быть не могут.
Из анализа Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ "О противодействии коррупции" следует, что он устанавливает основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения коррупции и борьбы с ней, минимизацию и (или) ликвидацию последствий коррупционных правонарушений.
Предметом же правового регулирования оспариваемого Закона области являются правоотношения, связанные с порядком назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области, а не правоотношения в сфере противодействия коррупции.
Правоотношения в сфере противодействия коррупции регулируются Законом Нижегородской области от 07.03.2008 № 20-З "О противодействии коррупции в Нижегородской области".
Поэтому судебная коллегия считает, что по вышеуказанным основаниям Закон области также не противоречит федеральному законодательству.
По мнению заявителя М., оспариваемый Закон области противоречит пункту 8 статьи 11 Федерального закона "Об органах судейского сообщества", поскольку в нем отсутствуют требования к представителю общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области, а именно "представитель общественности в квалификационной коллегии судей при осуществлении полномочий члена квалификационной коллегии судей, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти или вызвать сомнения в объективности, справедливости и беспристрастности указанного представителя". Однако, по мнению судебной коллегии, отсутствие правовой нормы, изложенной в федеральном законе, в законе субъекта, не является противоречием закона субъекта Российской Федерации федеральному законодательству, поскольку федеральный закон имеет большую юридическую силу, и его нормы о статусе представителя общественности в квалификационной коллегии судей полностью распространяются на представителя общественности, назначенного Законодательным Собранием области в квалификационную коллегию судей Нижегородской области.
В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 06.10.1999 № 184-ФЗ "Об общих принципах организации и деятельности законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" полномочия органов государственной власти субъекта Российской Федерации регулируются Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта Российской Федерации.
Статья 5 указанного Федерального закона предусматривает основные полномочия законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации.
Подпункт "в" части 1 указанной статьи предусматривает, что законодательный (представительны) орган государственной власти субъекта Российской Федерации помимо основных полномочий, предусмотренных настоящей статьей, осуществляет и иные полномочия, предусмотренные Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта Российской Федерации.
Следовательно, Законодательное Собрание Нижегородской области, как законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации, осуществляет только те полномочия, которые предусмотрены Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта Российской Федерации.
Пунктом 6 статьи 11 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" предусмотрено, что представители общественности в квалификационной коллегии судей субъекта Российской Федерации назначаются законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации в порядке, определенном законами и иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации.
Следовательно, федеральный законодатель указанным Федеральным законом передал полномочие субъектам Российской Федерации только по установлению порядка назначения представителей общественности в квалификационные коллегии судей, что и было сделано Законодательным Собранием Нижегородской области принятием Закона Нижегородской области "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области".
Иные вопросы, как то установление задач и принципов деятельности органов судейского сообщества, установление статуса членов квалификационной коллегии судей субъекта Российской Федерации (в том числе, и представителей общественности), порядок досрочного отзыва, требования к служебному и внеслужебному поведению, регулируются в частности Федеральным законом "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации".
Статус квалификационных коллегий судей, в том числе и квалификационных коллегий судей субъекта Российской Федерации, устанавливается Федеральным законом "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", который наделяет их широкими полномочиями в отношении судей в части назначения, оценки профессиональной деятельности и наложения взысканий, что предполагает самостоятельность квалификационных коллегий судей, их независимость. Для обеспечения самостоятельности квалификационных коллегий судей федеральный законодатель предусмотрел механизм их формирования, в том числе определенные требования и ограничения в отношении членов квалификационных коллегий судей. В состав квалификационных коллегий судей федеральный законодатель включил представителей общественности, лиц, не наделенных государственно-властными полномочиями, которые не выполняют функции представителей органов государственной власти, что является также гарантией самостоятельности указанных органов судейского сообщества. Требования к лицам, которые могут быть представителями общественности в квалификационной коллегии судей субъекта Российской Федерации установлены пунктом 8 статьи 11 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации".
Частями 1 и 3 статьи 3 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" предусмотрено, что органы судейского сообщества формируются и действуют в соответствии с федеральными конституционными законами и федеральными законами для выражения интересов судей как носителей судебной власти. Деятельность органов судейского сообщества регулируется актами (регламентами, положениями), принимаемыми этими органами. Квалификационные коллегии судей осуществляют свою деятельность в соответствии с положением о порядке работы квалификационных коллегий судей, утверждаемым Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации (часть 3 статьи 14 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации").
Деятельность квалификационной коллегии судей Нижегородской области регулируется Положением о порядке работы квалификационных коллегий судей, утвержденным Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации 22 марта 2007 года. Таким образом, заявителем М. оспаривается Закон области по тем основаниям, что в нем отсутствуют положения, регулирование которых находится в компетенции федерального законодателя.
Предмет правового регулирования оспариваемого Закона области заключается в установлении порядка назначения представителей общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области. Само наименование Закона области свидетельствует о том, что региональный законодатель в пределах своей компетенции установил только порядок назначения представителей общественности в квалификационной коллегии судей Нижегородской области, что согласуется с вышеуказанными нормами федеральных законов.
При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым в удовлетворении вышеуказанных требований М. отказать.
В то же время судебная коллегия считает необходимым удовлетворить требования М. о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим п. 2 ст. 2 Закона Нижегородской области от 28.06.2002 г. № 31-З "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" (ред. Закона Нижегородской области от 15.09.2003 № 78-З) по следующим основаниям.
Согласно п. 2 ст. 2 Закона Нижегородской области "О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей Нижегородской области" представители общественности в квалификационной коллеги судей информируют Законодательное Собрание о своей работе в квалификационной коллегии судей не реже двух раз в год на заседаниях Законодательного Собрания.
Между тем данное положение Закона противоречит п. 2 ст. 5 ФЗ от 14 марта 2002 г. № 30-Ф3 "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", согласно которой советы судей и квалификационные коллегии судей организуются на принципах выборности, сменяемости и подотчетности органам, их избравшим. Квалификационные коллегии судей неподотчетны органам, их избравшим, за принятые решения.
Таким образом, федеральным законом предусмотрена подотчетность квалификационных коллегий судей, а не информирование Законодательного Собрания о работе.
В соответствии с п. 29 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 48 от 29 ноября 2007 г. "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части" в связи с тем, что главами 23 и 24 ГПК РФ не установлено каких-либо особенностей в отношении судебных расходов по делам об оспаривании нормативных правовых актов, вопрос об этих расходах разрешается судом на основании правил, предусмотренных главой 7 ГПК РФ.
Вместе с тем исходя из неимущественного характера требований об оспаривании нормативных правовых актов по данной категории дел не могут применяться положения части 1 статьи 98, части 1 статьи 102 и части 3 статьи 103 ГПК РФ, регламентирующие распределение судебных расходов при частичном удовлетворении заявленных требований.
В том случае, если недействующим полностью или в части признан нормативный правовой акт, принятый представительным (законодательным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации и подписанный высшим должностным лицом этого субъекта Российской Федерации (либо принятый представительным органом муниципального образования и подписанный главой муниципального образования), судебные расходы подлежат возмещению представительным органом, который является заинтересованным лицом по данному делу.
Исходя из изложенного подлежит взысканию с Законодательного Собрания Нижегородской области 200 рублей в пользу М. (возврат госпошлины).
В то же время судебная коллегия считает необходимым отказать М. в удовлетворении требований о взыскании с Законодательного Собрания Нижегородской области, на основании ст. 99 ГПК РФ компенсации за потерю времени, по следующим основаниям.
В судебном заседании как на основание взыскания компенсации за потерю времени М. указал на то, что он потратил время на переписку с Законодательным Собранием Нижегородской области, неоднократно являлся в судебное заседание. При этом М. также заявил, что он является пенсионером.
Из смысла ст. 99 ГПК РФ следует, что взыскание компенсации за потерю времени, может иметь место в случаях, когда лицо не преследует цели получения судебной защиты, а действует исключительно во вред другой стороне.
Доказательств того, что Законодательное Собрание Нижегородской области действовало недобросовестно, во вред М. последним не представлено, и судебной коллегией при рассмотрения дела их также не добыто. При рассмотрении дела каких-либо ходатайств, направленных на затягивание процесса, Законодательным Собранием Нижегородской области не заявлялось, не добыто доказательств и того, что Законодательное Собрание Нижегородской области недобросовестно пользовалось своими процессуальными правами либо не выполняло свои процессуальные обязанности. Возражения Законодательного Собрания Нижегородской области против заявления М. в данном конкретном случае нельзя считать как необоснованное заявление спора относительно требований последнего.
Что же касается доводов М. в заявлении о якобы неправильных действиях члена квалификационной коллегии судей Нижегородской области С., то они не могут быть приняты во внимание, поскольку предметом рассмотрения настоящего дела не являются.
Руководствуясь ст. 194, ст. 198 ГПК РФ, судебная коллегия

решила:

Заявление М. удовлетворить частично.
Признать противоречащим федеральному закону и недействующим со дня вступления решения суда в законную силу пункт 2 статьи 2 Закона Нижегородской области от 28.06.2002 № 31-З (в редакции Закона Нижегородской области от 15.09.2003 № 78-З).
Взыскать с Законодательного Собрания Нижегородской области в пользу М. 200 рублей (возврат госпошлины).
В остальной части М. в удовлетворении заявления - отказать.
О принятом решении сообщить в газете "Нижегородские новости".
Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации через Нижегородский областной суд в течение десяти дней.

Председательствующий
Г.И.ДОРОДНОВ



Связаться с автором сайта: info@regionz.ru